Вирус Камбоджи

В юности кажется, что любовь – это обязательно очень яркое проявление чувств, когда ты не спишь и не ешь. Во взрослой жизни появляется разграничение таких понятий, как «влюбленность» и «любовь». Страсть – это когда хочется есть, а любовь – это когда хочется кормить (с). Смысл этой фразы в юности не понять, зато потом он очевиден.

Лаос, Луан-Прабанг, фото

Вирус Камбоджи, как и вирус любви, неизлечим. И я уже давно не пытаюсь найти лекарство от него. С каждым годом я все острее чувствую эти симптомы и понимаю, что безнадежно больна Камбоджей. Мне не нужно исцеление, я счастлива своим недугом. Я просто хочу встретить человека, который вместе со мной разделит любовь к этой стране. Кто скажет «наша Камбоджа», в очередной раз прощаясь с солнцем на берегу моря.

закаты Камбоджи, фото

Умение любить – одно из самых важных в жизни, но мы постоянно работаем над какими угодно навыками, кроме этого. К сожалению, мне не кажется, что я могу быть авторитетом в вопросе любви, но вот что значит – любить Камбоджу – я знаю наверняка. Это когда…

• Когда самолет из ПномПеня в Бангкок задерживают на час, а я думаю о том, что еще целых 60 минут смогу находиться на кхмерской земле.
• Когда на трапе поданного самолета мы стоим минут 15, у меня немеют руки от ручной клади в десять килограммов, а я стою и считаю вдохи: ведь еще целых 15 минут я могу дышать кхмерским воздухом.
• Когда после итогового паспортного контроля все прощаются с сотрудниками аэропорта, а мне такое просто слово Bye! недоступно. Едва сдерживая слезы, я говорю see you again, потому что у меня нет сил сказать «до свидания».
• Когда в самолете Бангкок-Москва впервые за последние 22 часа я могу заснуть, и мне снится Камбоджа. Меня будит стюардесса с обедом, а я отвечаю ей «окун черан», потому что в мыслях я все еще в там, в своем Королевстве.
• Когда я прихожу в торговый центр Барселоны с фонтанами и первая моя мысль о том, что в сезон дождей в Камбодже вода льется точно с таким же звуком.
• Когда из троллейбуса по дороге к великому творению Гауди я слышу мерный стук на улице и думаю о том, что сейчас проедет тележка с супом за 1$.
• Когда я приезжаю в Европу с фотоаппаратом, заполненным фотографиями зимней Камбоджи, и вместо их удаления просто достаю новую карту памяти для следующих европейский снимков.
• Когда после удивительного концерта в самом маленьком театре в мире все гости приглашаются в сад на шампанское, а я вместо праздничного стола с закусками вижу только эти белые цветы на дереве и думаю, откуда же может взяться франжипан в центре Барселоны?
• Когда в ленте Facebook меня так радуют рекомендованные страницы с рекламой кхмерских товаров, что я готова смотреть эти «высокоинтеллектуальные» ролики вечно, лишь бы слышать кхмерскую речь и музыку.
• Когда фотографии Ангкора в Камбодже попадаются мне в каждом списке из серии Лучшие 10 мест на планете, Мечты каждого путешественника и все в этом роде, а я смотрю на них и считаю дни с последней встречи с Пре Каном.
• Когда спустя 5 месяцев без Камбоджи я иду по улице и в лежащей на дороге ветке явно вижу игуану. И мне стыдно признаться рядом идущей маме, что я бы многое отдала за то, чтобы эта случайная фантазия стала реальностью.
• Когда августовской ночью за окном провинциального городка Минской области я слышу кузнечиков впервые за время моего присутствия в Беларуси и думаю о том, что мои цикады-будильники и сейчас «включаются» строго по расписанию.
Этих «когда» я могу привести еще пару десятков, потому что так или иначе все вокруг напоминает мне о Камбодже. Это очень схоже с вирусом любви, когда через довольно длительный отрезок времени после разлуки ты вдруг почти во всех проходящих мимо людях начинаешь находить черты любимого человека. Ты смотришь и понимаешь, что это твоя фантазия, но уже ничего не можешь поделать со своим сердцем – оно и дальше продолжает генерировать в памяти воспоминания. И пока вы не встретитесь вновь, это сердечная пытка не прекратиться.

закаты Камбоджи, фото

 

В закладки: постоянная ссылка.